Медицина в Финляндии - проверено на прочность

В прошлом году пришлось побывать в больнице, даже два раза. Так что у меня теперь вагон знаний, о том как устроена финская медицина дальше терапевта. По ходу процесса я делала фотографии, и сейчас могу их показать с комментариями.

Сперва немного о том, как устроена медицинская система, и как организована помощь в сложных случаях. Это, конечно, не обзор системы в целом, а обобщение лично моего опыта.

Обычно я обращаюсь к врачу в частную клинику, по страховке от работы. Это что-то вроде российского ДМС, только в Финляндии работодатель обязан его предоставить. Организовано это может быть по-разному. Иногда посещать врача можно в любой клинике за свои деньги, а страховка потом их возвращает. У меня на работе сделано так, что посещать можно только клиники одной сети, но платить самому ни за что не нужно. Самому можно записываться только к терапевту, а по направлению терапевта — сдавать анализы или идти к специалистам.

В частной клинике нет очередей, записываться можно через интернет или приложение. Чаще всего есть свободные слоты прямо в тот же день на ближайшее время. Отделения клиник расположены в удобных местах: есть в центре города, есть в торговых центрах с парковками. По субботам и воскресеньям тоже работают. И если нужно сдать кровь, не надо приходить строго с 8 до 10 утра, лаборатория функционирует постоянно. В общем, всё максимально удобно.

Если нет частной страховки, или просто по желанию, можно лечиться в городской поликлинике. Там попроще. Записываются обычно по телефону, и не к терапевту, а к медсестре. Но, например, в Эспо можно по-модному записаться через сайт. Но лучше делать это часов в 8 утра, потому что номерки могут кончиться. В теории, сначала надо встретиться с медсестрой, и только при необходимости — с терапевтом. Но всё индивидуально, когда мне понадобилась помощь, в бронировании номерка я описала свою ситуацию по английски (подозрение на опухоль), и мне перезвонили из больницы с предложением пройти прямо в тот же день к врачу. Причём предложили русскоязычного доктора.

Терапевт назначает необходимые анализы. В частной клинике всё можно сделать быстро и в том же здании. В государственной — на сложные исследования типа биопсии с УЗИ нужно записываться по телефону, и их проводят не в каждой поликлинике. Так, в частной клинике мне сделали биописию в тот же день, а в государственной — через неделю после обращения. И в обоих случаях нужно было неделю ждать результата.

О результатах в обоих случаях мне сообщили по телефону. Правда, интерпретировали их врачи по-разному. Врач частной клиники радостно сообщил, что это не рак и даже лечить не надо — пройдёт само. А если не пройдёт через несколько месяцев, то тогда и будем думать, что с этим делать. В итоге, я не пожалела, что пошла одновременно по обоим путям — и в частную и в государственную клинику. Потому что само это не проходит, такого же мнения была наш районный терапевт. Она сообщила по телефону, что направит меня в больницу, и там уже будут решать, что со мной делать.

Больница, или госпиталь — это учреждение, занимающееся серьёзными случаями. В них ведут приём узкие специалисты, и в них же при необходимости делают операции.

IMG_1459.jpg

Направление в больницу приходит по почте. Это письмо, в котором указано время и место приёма, а также телефон, по которому можно перенести запись на более удобное время. Расчёт на то, что переносить будут только те, кому действительно надо, а остальные поленятся звонить. Время часто назначают и так удобное — работающим людям с утра или в обед, а бабулькам всё остальное. В целом чувствуется забота секретарей: бывало, специально назначали русскоязычного врача (это было отдельно подчеркнуто в направлении), видя славянскую фамилию пациента. Или вкладывали в традиционное финско-шведское письмо ещё и перевод на английский.

За визиты к государственному терапевту или в больницу нужно платить, счёт приходит по почте. Но это не полная стоимость приёма, а небольшая франшиза. Поход в больницу стоит около €30. Возможно, эти расходы можно покрыть частной страховкой. Но поскольку сумма небольшая, я не разбиралась. Люди, для которых такая сумма чувствительна, решают вопросы оплаты через социальную службу, где им могут предоставить рассрочку или даже оплатить счёт за них. За анализы и исследования платить не нужно.

По результатам приёмов и очередной биопсии, врач в больнице решила, что мне нужна операция. К слову, она же и проводила эту операцию. То есть сразу по поводу своей болезни встречаешься именно с тем, кто будет делать операцию — это очень удобно.

Поскольку ещё после первой биопсии они выяснили, что это не рак, процесс протекал довольно вяленько (по отзывам знакомых в опасных случаях всё происходит стремительно). От первого похода в поликлинику до решения о необходимости операции прошло 3 месяца. За это время было 2 УЗИ: в самом начале и через 6 недель. Опухоль у меня не росла, поэтому никакой срочности не было. Операцию назначили ещё через 3 месяца. Не знаю, всегда ли так долго, потому что я сама просила не назначать очень скоро. Тогда я только поменяла работу и не хотелось в первое же время ложиться в больницу. Потом я ещё сама перенесла операцию на месяц позже (тоже надо было позвонить по телефону) по просьбе компании. Итого, с момента первого обращения к врачу до операции у меня прошло 7 месяцев. Хотя, наверное, если бы я не просила попозже и не переносила, можно было бы уложиться в 4-5 месяцев. Надо было так и сделать, потому что ничего хорошего из моих уступок компании в итоге не вышло, и сейчас я работаю в другом месте.

Приглашение на операцию так же приходит в письме. Там сообщают дату операции и подробные инструкции — за сколько часов не есть и не пить, воздерживаться от алкоголя и не принимать рыбий жир. В том же письме бланк согласия на операцию. Надо заполнить и принести с собой.

IMG_2583.jpg

За пару дней до операции из больницы звонит медсестра и сообщает точное время операции: кому-то делают с утра, кому-то в середине дня.

В больницу с собой практически ничего брать не нужно. Я собрала целую сумку с тапками, одеждой, полотенцем. И ничего из этого не понадобилось, только добавило проблем: в шкафчик пациента моя спортивная сумка еле помещалась. Все остальные приходят в больницу с минимумом вещей в обычных рюкзаках или дамских сумочках.

На входе в регистратуре что-то сверяют с компьютером, а потом говорят цвет линии на полу. Нужно следовать за ней, она приведёт прямо в отделение.

IMG_0448.jpg

Такая линия заканчивается комнатой со стульями, где нужно подождать медсестру. Медсестра вызывает пациента по имени, провожает в раздевалку и выдаёт одежду. Одевают в пижаму из штанов и кофты на пуговицах, и дают халат. На ноги — компрессионные чулки и шлёпанцы. Женщинам дают одежду розового цвета, а мужчинам голубую или зелёную. Наверное, это нужно для того, чтобы сразу заметить не туда забредшего пациента, отделения делятся по полу.

IMG_1036.jpg

Одежда и обувь подбирается по размеру, а для того, чтобы сложить свою одежду, выдают пакет. Его вместе с принесёнными вещами потом кладут в шкафчик пациента, ключ можно положить в карман халата. Можно взять с собой телефон, и тоже носить в кармане халата. Но говорят, что часто не разрешают, чтобы он не звонил и не вибрировал в операционной.

IMG_1047.jpg

Если операция назначена на утро, то в палату не ведут. Подождать можно в холле с остальными счастливчиками. За это время дают выпить какие-то таблетки (видимо, успокоительное), привязывают к обеим рукам по бирке и развлекают разговорами. В холле есть телевизор и журналы. Ну и длится это всё недолго, примерно за 40 минут всех пациентов “разобрали”.

IMG_1038.jpg

IMG_1444.jpg

На операцию забирает анестезиолог, по пути спрашивает, хочешь ли увидеть врача и спросить у неё что-то в последнюю секунду до наркоза и задаёт ещё незначительные вопросы.

Для операции не раздевают, ложиться на стол нужно в пижаме. Там спереди пуговицы, поэтому если понадобится ломать рёбра, можно расстегнуть. И до пояса спиртом никто не моет, как в России. По крайней мере пока пациент в сознании.

После операции привозят в палату интенсивной терапии, там пациент отходит от наркоза, и там дают наркотическое обезболивающее. Насколько долго там держат зависит от сложности операции и от самочувствия пациента. Кстати, весь персонал говорит по английски. И, к моему удивлению, нахождение под опиатами никак не отключает знание языка. У меня даже всплыло в памяти слово “vomit”, когда оно мне понадобилось. Хотя так, уверена, я бы его и не вспомнила.

После интенсивной терапии везут в палату. Никуда не перекладывают, везде едешь на той же кровати, в которой оказался после операции. Следом везут капельницу, и на ней же висит халат с ключиком внутри. Везут обязательно головой вперёд. Я спросила у медсестры, почему — и да, именно поэтому.

Палаты для отдыха не индивидуальные. Это большой зал, каждая кровать отделена занавеской. Отдельные палаты я тоже видела, но там находятся те, кто проводит в больнице много времени. Обычно же нужно переночевать только одну ночь, иногда две.

IMG_1046.jpg

IMG_1048.jpg

Около кровати — тумбочка, розетки, лампа для чтения.

IMG_1457.jpg

IMG_1456.jpg

Там же есть откидной и поворачивающийся столик. За ним едят, еду приносят прямо в постель.

IMG_1042.jpg

Еда хорошая. К сожалению, у меня только одна фотография. Но вообще приносят в зависимости от времени суток и состояния пациента. Сразу после первой операции мне было трудно жевать, кормили вареньем и йогуртом. А обычно еда примерно как в самолёте, разве что порции побольше.

Если операция была в послеобеденное время, сразу после неё покормят тем что припасли с обеда. Этим занимается специальная уходовая медсестра. На неё приходится, кажется, 3 пациента. Соответственно, в отделении одновременно находится несколько медсестёр. Она регулярно заглядывает: сначала очень часто, потом пореже. Кроме еды, приносит что-то нужное вроде дополнительного одеяла, ставит капельницы, помогает настраивать кровать, проверяет состояние послеоперационной раны, давление. Ещё её в любой момент можно позвать кнопкой.

В отделении несколько туалетов, они оборудованы всем необходимым. Там же есть жидкости для умывания, разные салфетки и тампоны.

IMG_1049.jpg

Пара туалетов очень большие, с душевыми. Мне это не понадобилось, но у тех, кто проводит в больнице много времени, есть возможность помыться - всё необходимое там есть.

IMG_1461.jpg

Я заметила одну милую деталь: около душевых стоят резиновые сапоги разных размеров. Иногда пациент не может помыться сам, ему помогает медсестра. Но душ тут, как и во всей Финляндии, “в пол”. Чтобы не намочить ноги, медсестра идёт в душевую в резиновых сапогах.

IMG_1452.jpg

Посреди зала есть раковина с нужными моющими средствами. Так же, в открытом доступе есть всё необходимое. На каждой стене коробки с перчатками, ватными тампонами, дезинфицирующей жидкостью.

IMG_1450.jpg

Запас туалетной бумаги хранится прямо в туалете, в отдельном шкафу.

IMG_1465.jpg

По отделению можно ходить свободно, выходить из него тоже, блок-поста нет. Напротив моей кровати был выход на балкон.

IMG_1054.jpg

Сейчас все отделения переводят в особый больничный квартал, где несколько многоэтажных больниц. Но нужное мне пока ещё в центре города, в старом здании.

IMG_1051.jpg

IMG_1034.jpg

Из больницы обычно выписывают на следующий день после операции. Конечно, это зависит от состояния пациента. При необходимости оставят на вторую ночь. А люди в упомянутых отдельных палатах вообще проводят в больнице долгое время. Но могут так же выписать и раньше, если пациент очень бодрый. После второй операции меня отпустили вечером. Правда, с необходимым условием: что меня заберут из больницы на машине или на такси и что ночью со мной будет взрослый человек.

Операция тоже условно-платная. Точнее, сама операция бесплатная, а ночевка в госпитале стоит €70. Принцип такой же — платишь, если есть деньги. Если нет, решаешь этот вопрос через социальную службу.

Вместе с выпиской дают больничный и инструкции. В отделении есть круглосуточный телефон, туда можно позвонить в случае критической ситуации или просто, если не знаешь, что делать.

Когда возникают трудности типа подозрения на воспаление или сильная боль, по телефону можно назначить приём. Стараются, чтобы принимал тот же врач, что и делал операцию. Если дело срочное, то говорят сразу ехать в больницу и в приёмном покое ждать врача. Ждать обычно недолго: либо сразу примут, либо около получаса.

Организация процесса также зависит от отделения и врача. После первой операции мне приходилось каждый свой вопрос проводить по процедуре emergency. А второй врач сразу назначил мне промежуточные приёмы и вплоть до выхода с больничного следил за моим состоянием. Результат соответственный: после второй операции у меня не было никаких проблем, а после первой пропустили воспаление и пришлось ещё ходить к ним лечиться после снятия швов.

Даже через несколько месяцев после операции можно позвонить в больницу и попросить консультацию врача. В этом случае необходимость уже не срочная, и приём назначают через несколько дней. Но в целом особо лечить не хотят, и если что-то “пройдёт само”, то так и оставляют. В частности, первая операция повлияла на мой лицевой нерв и с одной стороны лицо не двигалось. Но глаз закрывался и еда не выпадала изо рта, поэтому это не сочли критичным. Я несколько раз пыталась по разным каналам добиться лечения, но везде был один ответ: нерв восстанавливается до полугода и сам, без какой-либо помощи. Причём даже не было рекомендации делать гимнастику для лица. Не могу сказать, были ли они правы. С одной стороны, вроде бы я не видела тут на улицах слишком много кривых и косых людей. С другой, я не стала рисковать и принимала купленные в России лекарства, которые порекомендовал знакомый невролог.

Вторая операция была организована похоже, но в чём-то по-другому. На неё меня направил частный терапевт, по моей просьбе. Это было не срочное дело, а из разряда nice to do. Но в России 10 лет никто не соглашался делать мне эту операцию, говоря “сначала роди” (операция вообще в подмышке). А тут по направлению терапевта я встретилась с хирургом, и он согласился с тем, что мне было бы лучше с операцией. Но ждать пришлось очень долго, о чём они предупредили сразу. В том отделении много раковых больных, и у них, конечно, приоритет. Поэтому же время операции назначали не письмом, а по телефону. Позвонили за две недели, когда у них в расписании образовался свободный слот и на него не было других кандидатов. Это было через 9 месяцев после первого приёма.

При необходимости, после операции назначают физиотерапию. Вторая операция затрагивала лимфоузлы, и мне был нужен специальный массаж, предотвращающий застой лимфы. Сколько нужно процедур, решает сам физиотерапевт. Общий принцип — делать физио, пока не уйдут нежелательные симптомы. Физиотерапия бесплатна.

В целом, первая операция со всеми дополнительными приёмами обошлась мне в €250, вторая €160.

Остальные фотографии можете посмотреть в альбоме.

Мне не всё понравилось в лечении. Но для себя я вывела такую формулу: поехала ли бы я на поезде в Питер лечиться ради более привычного подхода? Так вот, несмотря на какие-то недочёты, ездить лечиться в Питер мне лень. Отдельно радует, что это всё было стандартное обслуживание, которое я бы получила и будучи безработной, и будучи пенсионеркой. Этот факт вселяет некоторую уверенность :-) Так что финская медицинская система, видимо, прошла мою проверку на пригодность.

© Varya Stepanova, 2018